» Аналитика » Финансовый Хатико

Финансовый Хатико

Пес Хатико — символ верности и преданности в Японии. Японский ЦБ, в свою очередь — символ верности и преданности политике «Количественного смягчения» (QE), правда сейчас она расширена и называется политикой «Количественного и качественного смягчения» (QQE). 20 декабря состоится пследнее в этом году заседание ЦБ Японии, это станет последним заседанием центробанка из Большой семерки. Особой интриги вокруг этого заседания нет. ЦБ скорее всего сохранит цели и параметры программы QQE. Цель монетарной политики в Японии — доходность 10 летних облигаций, она должна оставаться близкой к 0 процентам. Параметры политики — ставка рефинансирования минус 10 базисных пунктов или минус 0.1 проц; обьем покупки гособлигаций в год 80 трлн. иен; покупка ETF фондов недвижимости на 90 млрд иен в год, а корпоративных бумаг и облигаций на 2.2 и 3.2 трлн. иен. Вряд ли будет существенная реакция на рынке на статус-кво Японского ЦБ. Все существенные движение в паре USDJPY в этом году, проходили без прямого влияния Японского ЦБ. Сначала глобальная эпидемия снижения доходностей толкала котировки в паре вниз, потом Брекзит ускорил этот процесс, загнав медведей по иене в берлогу ниже 100 за доллар, а потом победа Трампа, резкий разворот и снова к 120. Последние пару месяцев на рынке оказались самыми волатильными за 18 лет.


Что будет дальше? Понятно, что пока на рынке работает «эффект Трампа» иена останется под давлением и цели в районе 120 нравятся многим. Развернуть ситуацию могут только риски (любого характера — и экономические, и геополитические), если они вдруг начнут расти. Пока особых рисков на горизонте не видно, ну может быть, небольшие американо-китайские осложнения связанные политикой администрации Трампа. А что же Японский регулятор?

Прошло уже 15 лет и каждый раз Японский ЦБ на очередном заседании возвращается к обсуждению полезности и эффективности политики QE или QQE, и каждый раз они приходят к выводу, что без этого жить нельзя, когда-нибудь это сработает. Когда-нибудь он вернется — так «думал» Хатико, когда приходил на станцию Сибуя и ждал...